Инвалиды политкорректное название

Содержание
  1. Инвалиды политкорректное название
  2. Надо ли называть инвалидов политкорректно? или Жили-были пожилой с пожилою
  3. Как по другому называют детей инвалидов
  4. Жили-были пожилой с пожилою: надо ли называть инвалидов политкорректно
  5. LJ Magazine
  6. Депутат из Ленобласти придумал политкорректный термин для обозначения инвалидов
  7. Сохраним наш мир
  8. Как называют людей с ограниченными возможностями
  9. Как правильно называется инвалид-колясочник
  10. Как корректно обратиться к инвалиду на коляске?
  11. Правильно
  12. Неправильно
  13. Заключение
  14. Трудности перехода: Минтруд намерен скорректировать термин «инвалид»
  15. Сергей Прушинский, руководительweb-школы РООИ «Перспектива»
  16. Юрий Ковалёв, основатель и руководитель социального проекта DISLIFE для людей с инвалидностью
  17. Елена Орочко, директор учебно-кинологического центра «Собаки — помощники инвалидов»
  18. Спор: как правильно называть инвалидов?
  19. Почему «инвалид» — нормальный термин
  20. Почему «инвалид» — не нормальный термин
  21. Как тактичнее назвать инвалида
  22. Употребление политически корректной лексики в текстах, посвященных вопросу адаптации людей с инвалидностью
  23. Всему свое имя
  24. Нейроразнообразие в России
  25. Безграничные возможности» Дагестанский информационно-справочный портал

Инвалиды политкорректное название

Инвалиды политкорректное название

20.10.2019

Но что плохого в слове «инвалид»? В русском языке оно нейтральное. В нем, в отличие от французского или английского, не прочитывается значения «негодный», «неспособный», а «инвалид войны» — так о вообще почетно! «Это — социальная стигма, — говорит Виктор Зарецкий.

— Если в больнице обращаться к человеку “больной”, то он всегда будет чувствовать себя больным. Если ребенку говорить: “Эй, дурак, поди сюда!”, будет дураком». Называя человека инвалидом (аутистом и т.д.

) мы, во-первых, перестаем называть его человеком, а во-вторых, всего его сводим к его диагнозу, к его болезни, его инвалидности.

Что до «страдающих алкоголизмом/наркоманией», то здесь возникает проблема. Один из признаков зависимости — отрицание болезни. Первый шаг к исцелению — его преодоление. Без этого невозможно дальнейшее движение к нормальной жизни.

Надо ли называть инвалидов политкорректно? или Жили-были пожилой с пожилою

Самые ранимые люди на свете — это мамы больных детей. Короткие словечки «дауненок», «дэцэпэшка» при их кажущейся ласковости для них — как удар хлыстом. Почему? Вправе ли мы задавать этот вопрос и препарировать чужую боль? Не легче ли просто принять как данность: так говорить нельзя.

Наверное, не слишком большой жертвой для нас всех станет небольшое удлинение словесных конструкций — пусть и кажется, что смысла нет, одно лишь торможение речи. Ведь даже в спешке интеллигентный человек придерживает дверь, не оборачиваясь — на всякий случай.

Возможность, что сзади идет тот, кого дверь может ударить слишком сильно, всегда существует.

А что сами инвалиды? Так ли важны для них игры в слова? «Хоть горшком назови, только в печку не ставь», — отшучивается слепоглухонемой профессор Суворов. «Был бы я нормальным, — вздыхает один наш внештатный автор, — а то ведь инвалид». Приходится просвещать: «Так нельзя говорить. Ты — человек с инвалидностью». — «А что, есть разница, — удивляется он. — Я от этого бегать-прыгать начну?»

По ее словам, недавно к программе присоединился Киевский метрополитен, и теперь на 15 станциях метро висят лайтбоксы, где изображены великие инвалиды (напомним, в частности, к ним относится Фридерик Шопен). Новикова выразила надежду на то, что эти узнаваемые лица помогут стать украинцам толерантнее и понять, что «главное – человек, а не его инвалидность» (именно так называется программа).

Программа по внесению изменений в отношение общества к инвалидам будет набирать обороты. Об этом в ходе сегодняшней пресс-конференции в ИА «НАШ ПРОДУКТ» рассказала директор агентства интегрированных маркетинговых коммуникаций Talan Communications Ирина Новикова.

Мне стало неловко. Об инвалидах, для которых наземный переход, очевидно, удобнее, я и в самом деле как-то не подумала.

Между тем именно с думы о них и начинается на Альбионе практически любой проект, связанный с транспортом и градостроительством, сферой обслуживания и социальной помощью.

В Британии сегодня насчитывается примерно 10 миллионов инвалидов — это шестая часть населения страны. И именно им уделяется в этой стране первоочередное внимание и забота.

На Паралимпийских играх в Пекине команда Британии заняла второе место, выиграв 102 медали, из них 42 золотые. В 2005 году впервые в истории парусного спорта полностью парализованная женщина британка Хилари Листер пересекла Ла-Манш. Парусным шлюпом 33-летняя Хилари управляла с помощью электронной системы, которая реагирует на дыхание.

2) Эти фразы сами по себе абсурдные и несут скрытый негативный подтекст. Если ты человек с «ограниченными возможностями», то у других, «Нормальных» либо возможности неограниченны, и они, видно, являются сверхсуществами, тогда как ты — жалкий смертный. Либо твое заявление об «ограниченных возможностях» значит, что ты просто обычный человек, как и все другие люди, и по сути бессмысленно.

Но о каком движении за права инвалидов можно говорить, если существование инвалидов умалчивается, люди не хотят признавать свою инвалидность и прячут ее за абстрактными фразами об «особых потребностях» и «ограниченных возможностях»? Человеку крайне сложно отстаивать свои права и бороться за принятие, если он сам себя не принимает такой, какой он есть. Если он отвергает часть того, кем он является.

Рекомендуем прочесть:  база данных судимостей

Как по другому называют детей инвалидов

По мнению Е. Я. Шмелевой, лучше именовать людей, имеющих различные заболевания, избегая названий диагнозов.

Удивляет лингвиста, например, попытка спрятать что-то за нескладной аббревиатурой ЛЖВС (люди, живущие с ВИЧ/СПИД). «Слово-то осталось, диагноз-клеймо. А этих людей чураются, от них шарахаются.

Если уж вести речь о защите чувств больных СПИДом, стоило бы, наверное, изобрести какой-то другой, более завуалированный термин».

Да. Это одно из условий программы. Если регион участвует в «Доступной среде», он не может ограничиться только установкой пандусов или закупкой низкопольного общественного транспорта. Все элементы должны быть реализованы в комплексе.

Это меры в области образования, здравоохранения, связи и информации, транспорта. Минтруд эти мероприятия софинансирует после согласования с общественными организациями инвалидов.

То есть деньги из бюджета идут только на то, в чем инвалиды действительно нуждаются.

Жили-были пожилой с пожилою: надо ли называть инвалидов политкорректно

Уход за больными родителями требует от Вас терпения, усилий. Это нелегко. Примите помощь от братьев, сестер, не занимайтесь проблемой в одиночку. Бывает так, что трагедии в семье сближают родственников, и это может дорогого стоить. Обменивайтесь обязанностями: когда Вы на работе, пусть о вашем родителе позаботится кто-то другой.

• Запрещаются фальшивые разговоры «свысока» типа: «Папа, ты сможешь», «Мама, соберись», «Держитесь». Помните, что, скорее всего, родители и так стараются по возможности сберечь уходящие силы, и лишний раз произносить эти ничего не значащие слова не стоит.

LJ Magazine

Е. Я. Шмелёва, в свою очередь, поражается, как мало изменился русский язык за 70 лет тоталитарного режима, когда новые слова вводились насильно и массово. «Лишь какие-то небольшие фрагменты удалось поменять, большинство новых слов были откинуты.

А главное, системно-языковая картина мира осталась такой же, какой была в конце ХIХ века, в эпоху русской классической литературы.

Сколько ни приучали доносить на соседей, слово “доносчик” сохранило отрицательную окраску во всех словарях, не получилось его “исправить”».

Самые ранимые люди на свете — это мамы больных детей. Короткие словечки «даунёнок», «дэцэпэшка» при их кажущейся ласковости для них — как удар хлыстом. Почему? Вправе ли мы задавать этот вопрос и препарировать чужую боль? Не легче ли просто принять как данность: так говорить нельзя.

Наверное, не слишком большой жертвой для нас всех станет небольшое удлинение словесных конструкций — пусть и кажется, что смысла нет, одно лишь торможение речи. «Ребенок-инвалид — неполноценный, — комментирует Елена Шмелёва, — таков бытующий в обществе стереотип. Назовём его “необычный”, “особый” — и как-то поддержим родителей.

Их ребенок не хуже других, он просто — другой».

Депутат из Ленобласти придумал политкорректный термин для обозначения инвалидов

В Законодательном собрании Ленинградской области подготовили инициативу о замене слов «инвалид» и «инвалидность» на «лицо с ограниченными возможностями». Как сообщил Online47.ru автор законопроекта, депутат Владимир Петров, новый термин необходимо закрепить на федеральном уровне.

По словам парламентария, сейчас слово «инвалид» делит людей на здоровых и больных, что вызывает негативные эмоции по отношению к ним. В самом происхождении слова заложено социальное неравенство: в переводе с латинского «inval >Петров.

Сохраним наш мир

В Российской Федерации установление статуса «инвалид» осуществляется учреждениями медико-социальной экспертизы и представляет собой медицинскую и одновременно юридическую процедуру.

Установление группы инвалидности обладает юридическим и социальным смыслом, так как предполагает определенные особые взаимоотношения с обществом: наличие у инвалида льгот, выплата пенсии по инвалидности, ограничения в работоспособности и дееспособности.

Некоторые специалисты рассматривают инвалидность как одну из форм социального неравенства.

В России организована широкая законодательная и организационная поддержка людей с ограниченными возможностями. Человек, у которого диагностированы ограничения, может получить подтверждение статуса инвалида.

Такой статус позволяет ему получать определенные социальные льготы: пособие, бесплатные лекарства, бесплатное техническое средство реабилитации (протезы, коляску или слуховой аппарат), скидки по оплате жилья, санаторные путевки.

До монетизации льгот инвалиды также получали бесплатный билет для проезда в место отдыха, скидки на покупку автомобиля и др. Монетизация заменила часть льгот ежемесячными денежными дотациями.

Как называют людей с ограниченными возможностями

Термин «инвалид» пришел в Россию из английского языка. В переводе это слово значит «немощный» или «беспомощный». Именно поэтому сейчас их так называть не принято, это указывает на неполноценность. Некоторые обижаются, когда их называют «инвалидом».

Кстати, о карьерах. The Americans with Disabilities Act не заставляет, как думают некоторые, принимать на работу инвалидов или гарантировать им трудоустройство.

Там чётко написано, что от работника с инвалидностью ожидается ровно то же самое, что и от других.

Я лично видела, и принимала участие в интервью, как на работу брали не глухого и не хромого (и не чёрного, кстати), а того, кто лучше подходил для открывшейся позиции. Решения всегда аргументировались, и проблем не возникало ни разу.

Рекомендуем прочесть:  На очереди на квартиру в

Как правильно называется инвалид-колясочник

Инвалиды политкорректное название

› Общая информация

Самой незащищённой социальной группой населения считаются инвалиды. Задача государства — стараться обеспечить для них удобную среду, создать благоприятные условия, повысить уровень жизни.

Каждый гражданин может приносить пользу обществу, если для этого есть опора.

Общество должно показывать этой группе населения, что они важны, поэтому важно пользоваться корректными словами, чтобы называть их.

Как корректно обратиться к инвалиду на коляске?

Термин «инвалид» пришел в Россию из английского языка. В переводе это слово значит «немощный» или «беспомощный». Именно поэтому сейчас их так называть не принято, это указывает на неполноценность. Некоторые обижаются, когда их называют «инвалидом».

  • Есть выражение «человек с инвалидностью». Оно нейтрально и полностью приемлемо в обществе. При сомнениях в том, как называть колясочника, лучше всего использовать именно это выражение.
  • Инвалиды, пользующиеся колясками называются колясочниками. Это слово корректно, оно сильнее всего распространено. Также корректно говорить «спинальники», но это слово распространено гораздо уже.
  • «Человек с ограниченными возможностями здоровья» — это выражение, которое указывает на неполноценность граждан с инвалидностью относительно других, поэтому нежелательно называть их именно так. Их жизни мешает лишь необорудованность города и учреждений, а не особенности их здоровья.
  • «Люди с ограничениями здоровья» — крайне некорректное выражение. Оно неприятно каждому колясочнику, даже если сказано без плохого умысла. Избегайте этого выражения, используйте иные.

Люди, которые получили инвалидность не только с рождения, а при жизни, внутри остаются теми же. У них остаются жизненные приоритеты, принципы, личные мнения, знания. Поэтому выражения, которые говорят о его здоровье, отталкивают или даже оскорбляют самих колясочников и заботящихся о них. Близкое окружение колясочника так же, как и он, воспринимает все сказанное с особым вниманием.

Для большего уважения можно назвать гражданина с указанием половой принадлежности: «девушка с инвалидностью», «мужчина-колясочник».

Есть две крайности, в которые часто уходят обращающиеся к колясочникам, не задумываясь:

  • Неприемлемо обращаться к инвалидам с точки зрения жалости. Никогда нельзя использовать такие слова, как «жертва», «пострадавший» и «больной». Граждане с инвалидностью стремятся к равенству, поэтому не считают, что им необходима жалость сочувствующих, которая наоборот принижает.
  • Другая крайность – заявлять, что этот инвалид полностью здоров и не имеет ограничений. Нельзя говорить об инвалидах, как о полностью здоровых. Это может сильно надавить на психику инвалида.

Правильно

Правильные обращения к инвалиду-колясочнику:

  1. «Человек с инвалидностью». Корректно будет называть их «ребенок с инвалидностью», «девушка, имеющая инвалидность». Уточнение пола или возраста инвалида не имеет значения.
  2. «Пользователь коляски». Это выражение подходит редко, но называть их так абсолютно правильно. Так можно называть незнакомых людей, если нужно указать на наличие этой коляски.
  3. «Человек на коляске». Так можно называть людей, чтобы указать, где они находятся среди других.
  4. «Мужчина, женщина». Можно называть так, чтобы не указывать на особенности колясочника. Обращение по имени, если оно известно, самое правильное. Если колясочник не знаком, то наилучший способ сказать о нем – сказать, как обычно говорят о людях.

Учтите, что это очень индивидуально. Для некоторых инвалидов не принципиально, указывают ли на их особенность, для других это – непозволительно и даже оскорбительно. Если Вы знаете этого инвалида лично, спросите у него, не обидит ли его то или иное обращение, и называйте его так, как будет приятно ему самому.

Неправильно

Неправильные обращения, которыми называть колясочников нельзя:

  • «Калека». Так называются люди, получившие увечья. Называть «калекой» никого нельзя, потому что положительного смысла оно никогда не несет.
  • «Человек с ограниченными возможностями/здоровьем». Не стоит указывать на то, что инвалиды не такие, как остальные. Называть их, как людей с ограничением чего-либо непозволительно.
  • «Жертва инвалидности», «прикованный к коляске». Никогда не говорите и не намекайте на то, что колясочник навсегда останется больным. Это заставит его задуматься о жизни в негативном ключе и повлечет за собой нежизнерадостные мысли. Не сложно обратиться иначе, уважительно, а разница для инвалидов колоссальная.

Есть множество спорных терминов, которые обозначают названия разных инвалидов, но чтобы с уважением обратиться к ним, не нужно наизусть знать эти выражения. Нужно понимать, что главное – не задеть их чувства по поводу перенесенной травмы и не навеять негативные рассуждения.

Заключение

Помните, что Вы обращаетесь, в первую очередь, к человеку. Отнеситесь с уважением к его личному пространству: не трогайте инвалидную коляску, не заводите о ней разговор. Назовите его «девушка или мужчина», смотря в глаза ему, а не смотря на сопровождающего. Следите за тем, как он реагирует на выражения, и разговаривайте с ним «на хорошей ноте».

Как правильно называется инвалид-колясочник Ссылка на основную публикацию

Трудности перехода: Минтруд намерен скорректировать термин «инвалид»

Инвалиды политкорректное название

Министерство труда и соцзащиты решило скорректировать понятие «инвалид» в российском законодательстве. В ведомстве уточнили, что не планируют полностью отказываться от этого термина. Впрочем, среди людей с инвалидностью многие считают, что само слово «инвалид» создает проблемы в восприятии и навешивает негативные ярлыки.

Не менее обидным может оказаться и общеупотребимое словосочетание «человек с ограниченными возможностями», которым пытаются замаскировать термин «инвалид».

Как не оказаться в неловкой ситуации во время общения с человеком на коляске и можно ли называть незрячего слепым «Известиям» рассказали специалисты, работающие с людьми с инвалидностью.

Сергей Прушинский, руководительweb-школы РООИ «Перспектива»

Слово «инвалид» — не очень приятное. За ним остались обидные исторические коннотации. Все уже забыли, что когда-то слово «инвалид» в русском языке означало ветерана.

В XX веке оно зафиксировалось в сознании как слово, обозначающее немощного, несчастного и в чем-то убогого человека, который своим присутствием только обременяет общество и нуждается в постоянной опеке. Мы предлагаем говорить «человек с инвалидностью», чтобы упор был именно на слово «человек».

У многих людей есть какая-то характеристика — со шляпой он, или с рыжими волосами, или, в данном случае, с инвалидностью.

Сейчас отношение к людям с инвалидностью меняется.

В обществе начинают понимать, что инвалидность — это не личная беда или дефект человека, а результат взаимодействия его особенностей с окружающими барьерами и с отношением людей.

Там, где есть барьеры, есть и проблемы инвалидности. Само слово «инвалид» воспринимается более нейтрально, чем раньше, его реже используют в обиходе как ругательное.

Но при попытке уйти от этого термина возникают еще большие проблемы. Я категорически против словосочетания «человек с ограниченными возможностями». Законодательная замена слова «инвалид» на этот термин была бы просто катастрофой в плане попытки изменить отношение общества в правильную сторону.

Оно пришло в результате дословного перевода с английского языка, но английское disability подразумевает, что возможности человека ограничены извне. «Человек с ограниченными возможностями» подсознательно воспринимается как ущербный. Это провоцирует отношение к людям с инвалидностью как к неспособным.

С таким подходом никакие программы доступной среды и трудоустройства не работают. Особенности, которые мы называем инвалидностью, заключаются в том, что человек в силу внешних барьеров не может осуществить то или иное действие: подняться по лестнице без пандуса, перейти через переход без звукового сигнала.

Проблема — в светофоре, а не в том, что он не видит.

Проблема еще и в законодательном определении понятия «инвалид». У нас это лицо, которое не может осуществлять определенную деятельность и в силу ограничения своей жизнедеятельности нуждается в средствах социальной защиты.

Но непонятно, от чего надо защищать людей.

Не лучше было бы создать условия, чтобы они могли самостоятельно зарабатывать, платить налоги и помогать другим? В Конвенции о правах людей с инвалидностью это результат взаимодействия человека с окружающими барьерами: физическими и отношенческими.

Физические возможности всех людей ограниченны: не все могут водить самолеты, прыгать на три метра в высоту. Фактически любой человек старше 60 — это человек с ограниченными возможностями, но он не является при этом инвалидом.

И любой ребенок тоже, по сути, является человеком с ограниченными физическими возможностями, пока не научится забираться на ступеньки.

Человек с инвалидностью — звучит немного длинновато, но всё же стоит чуть над собой поработать, вместо того чтобы употреблять обидные термины.

Юрий Ковалёв, основатель и руководитель социального проекта DISLIFE для людей с инвалидностью

Самый простой и корректный вариант — человек с инвалидностью. Есть люди, которые хотят оскорбиться, потому что они держат обиду на мир, которая проявляется в желании зацепить любого. И не важно, как вы их назовете, сперва они захотят обидеться.

Если вы мне скажете слово «инвалид», я вас, скорее всего, поправлю, но это будет нормальным. Я не вижу проблем в любых терминах. Формулировка «человек с ограниченными возможностями» кажется мне несколько избыточной. Она долгая, всем и так понятно, про кого говорят.

Зачем эта игра словами? Этот термин скорее лишний в силу его бессмысленности.

Человека с инвалидностью может задеть, если окружающие делают акцент на проблемах, которые он испытывает. Например, фразы: «А вам, наверное, тяжело передвигаться!», «Давайте я вам помогу!», «Как себя чувствуете?».

Когда я работал айтишником, все люди, которые знали о моей работе, в первую очередь рассказывали, что у них сломан компьютер или нужно переустановить антивирус.

Так же и тут: люди считают, что инвалидность — это тема, которую стоит обсудить с человеком на коляске в первую очередь. Хотя если будет какая-то проблема с передвижением, он сам попросит помощи.

Навязывать помощь — довольно плохая идея. Это привычка видеть прежде всего больного, а не человека.

Человека на коляске может оскорбить, если его воспринимают как больного с ментальными нарушениями. Был у меня случай: мы приехали с братом с дачи.

Он высаживает меня из машины, к нам подходит сосед, протягивает через меня руку брату и спрашивает у него: «Вы его куда возили-то?». Я ответил, что способен сам разговаривать. Но он кивнул и снова спрашивает у брата: «Ну и как он? Выздоравливает?».

У него не было намерения меня обидеть. Но я могу понять, откуда это взялось. Очень часто человека на коляске воспринимают как поврежденного умственно.

В другой раз мы вновь собирались на дачу и решали, как лучше поехать: на одной машине или на двух. Жена моего брата сказала: «А давайте его на электричке отправим… Заодно и заработает». Но это всё шутки. Хотя и случаи такие бывают. У людей много странных реакций и ощущений, если на всех оскорбляться, то не хватит терпения.

Елена Орочко, директор учебно-кинологического центра «Собаки — помощники инвалидов»

Мне кажется, что не существует официальных названий. Считается, что более этично или мягко говорить «незрячий». Мы и сами чаще всего так говорим. В начале нашей деятельности мы практически всегда говорили «слепой», в том числе и в кругу незрячих людей. Они сами довольно спокойно и как к данности к этому относятся.

Еще на первых порах, когда общение с такими людьми было для меня непростым, в процессе передачи собаки возникала необходимость назвать вещи своими именами. Один из незрячих, видимо, почувствовал, что я каждый раз выдумываю какие-то замысловатые фразы, чтобы обойти это слово, сам напрямую сказал: «Вы что, боитесь сказать слово «слепой»? Ну и что, я ведь и есть слепой.

Мне совершенно не обидно, говорите как есть».

Мы все очень часто слышим, как незрячие люди, общаясь между собой, говорят «слепой» и это просто термин, передающий факт отсутствия зрения. Хотя у кого-то это вызывает неприятие и как будто подчеркивает физический недостаток. Но ведь незрячий обозначает абсолютно то же самое. Только оно более витиеватое и отстраненное от сути дела. Всё это исключительно вопрос восприятия человека.

Очень важное правило, связанное с общением с незрячими людьми: обращаться непосредственно к человеку. Не к помощнику, не к сопровождающему.

Так часто делают, и это похоже на общение со взрослым при ребенке, имея в виду, что ребенок просто не может принять участие в беседе в силу его возраста.

Когда с человеком общаются не напрямую — это гораздо обиднее, чем назвать незрячего слепым. Его как будто не принимают в расчет и говорят, как о предмете или бессловесном существе.

С точки зрения практических ситуаций тоже есть несколько важных правил. Какая бы ни была прекрасная и подготовленная собака-поводырь, она прежде всего животное, у которого есть и свои интересы. Не нужно, помогая незрячему, обращать внимание на собаку.

Гладить ее, пытаться потискать. Собака в ответ тоже обратит внимание на вас и на какое-то время отвлечется от своей работы. В этот момент она может сделать ошибку. Или увлечется новым человеком и в восторженном состоянии потеряет концентрацию, когда он уже ушел.

Мы не может предъявлять к собаке такие же требования, как к человеку, животные переключаются по-другому. Ее отвлекли от работы, и ей сложно включиться обратно, потому что играть всегда веселее. Разумеется, не нужно направлять куда-то собаку.

Ориентировать нужно человека, именно он ею управляет, а не наоборот.

Спор: как правильно называть инвалидов?

Инвалиды политкорректное название

Мы придумали рубрику «Спор», чтобы показывать разные точки зрения на один вопрос. 

Ситуация

Есть мнение, что к словам необходимо относиться бережно, ведь язык определяет сознание. В частности, слово «инвалид» может оскорблять людей с инвалидностью. С другой стороны, термин прописан в справке об инвалидности и словарях русского языка, а потому кажется, что отказываться от него нет оснований. Так как всё-таки правильно?

В вопросе помогли разобраться две девушки с инвалидностью, доктор филологических наук и сотрудница общественной организации.

Почему «инвалид» — нормальный термин

Главред рекламного отдела Pikabu.ru. Передвигается на инвалидной коляске из-за врождённой хрупкости костей

  • Избегая понятия «инвалид», мы ещё больше стигматизируем его. К сожалению, для многих в России это определение ассоциируется с некой ущербностью и считается оскорбительным. Термину пытаются придумать более этичный синоним вроде «человек (лицо) с ограниченными возможностями здоровья» или «человек с особенностями / особыми потребностями» (а в аэропортах нас называют «маломобильными»). Во-первых, это формулировки-мутанты, которые невозможно нормально использовать. Во-вторых, я 24/7 передвигаюсь на инвалидном кресле-коляске (такое вот у него официальное название на русском). В‑третьих, тем самым лицам с ОВЗ или родителям таких детей потом пишут в справках «ребёнок-инвалид» — и это их шокирует. Кажется, что это клеймо на всю жизнь.  Я сама долго терялась, как мне себя определять, чтобы никого не шокировать и против себя не идти. Сейчас чаще просто говорю «я на инвалидной коляске». 
  • «Инвалид» и «инвалидность» — это просто термины. В моей справке об инвалидности написано, что она выдаётся инвалиду, а я — инвалид с детства со сроком «бессрочно». Пожизненный инвалид! От того, что у человека написано в документах, ничего не меняется. Тут ещё вопрос принятия себя. Наверное, для людей с приобретённой инвалидностью это сложнее, чем для тех, кто живёт с этим с рождения. Когда мне навсегда дали первую группу (мне было 20 лет) — меня это тоже потрясло. Но на деле это значит, что мне больше не нужно раз в два года проходить отвратительную медико-социальную комиссию, которая оценивает состояние здоровья и решает, продлевать инвалидность или нет. Больше ничего.
  • Часто люди на колясках сами себя называют «инвалидами» или «колясочниками». По крайней мере для моих друзей и приятелей — это норма.  Даже одна знакомая мама ребёнка с аутизмом спокойно говорит, что он аутист. Проблемы со словом «инвалид» чаще возникают у людей без инвалидности. Потому что общество до сих пор не знает, как себя правильно вести и никого не обидеть. Возникает неловкость, собеседники пытаются подобрать слова и вспомнить, что там велит peo­ple-first lan­guage (мировой стандарт, по которому сначала нужно называть человека и только потом его болезнь или особенность). Для меня инвалидность — близко к форме социального неравенства. Как, допустим, этническое, гендерное или сексуальное. Опять же, именно в России я больше «инвалид» и «меньшинство» с негативным оттенком, чем, допустим, в Европе. Там неравенства и чувства, что ты какой-то другой и чем-то ограничен, практически не ощущается.

Доктор филологических наук, профессор Высшей школы экономики

  • Сам по себе термин «инвалид» не бранный. В словарях нет пометок, которые указывают на какой-либо негативный оттенок значения. С такой точки зрения слово вполне можно употреблять. Но поскольку жизнь людей с инвалидностью в России и мире всегда была достаточно тяжёлой, а отношение к ним не самым хорошим, вокруг термина, обозначающего дискриминируемое меньшинство, сформировалась негативная аура. Насколько она сильна, нужно обсуждать, и прежде всего в инвалидном сообществе.
  • В языке нет общепринятой адекватной замены. У инвалидного сообщества нет единого взгляда на проблему. Существуют разные аналоги, но ни один из них не идеален: тот же «человек с ограниченными возможностями» вызывает бурную дискуссию. Кто-то предлагает сохранить нынешний термин «инвалид». Кто-то — использовать более политкорректные выражения, самое простое и приемлемое из которых «человек с инвалидностью». Мне как лингвисту кажется, что дискуссия ещё не закончена.
  • Можно менять не термины, а отношение общества к проблеме. Некоторые ментальные диагнозы прочно закрепились в языке как бранные, например «дебил», и в этом случае, безусловно, нужно менять слово, чтобы избавиться от негативного оттенка значения. Но в случае «инвалида» всё не так однозначно. И тут в принципе есть две стратегии: менять слово на более сложную описательную конструкцию или сохранить термин, но попытаться изменить отношение общества к людям с инвалидностью. Обе этих стратегии возможны и равноправны — но финальное решение должно остаться за людьми, тесно связанными с проблемой.
  • Просто взять и исключить слово из речи невозможно. Язык принадлежит всем, а не отдельным людям. Никакой даже самый авторитетный лингвист не может просто взять и запретить слово. Но мы должны обсуждать, что и как говорим. И если однажды общество придёт к согласию и примет решение избегать слова «инвалид», то к этому решению нужно будет отнестись с уважением.

Почему «инвалид» — не нормальный термин

PR-директор отдела развития Санкт-Петербургской Ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов (ГАООРДИ)

  • Слово «инвалид» может обижать. Это резкая, чиновничья, бюрократическая формулировка, которая ассоциируется с множеством сложностей и переживаний. Если кто-то болезненно относится к своему состоянию здоровья, термин может задеть его ещё сильнее, напомнить о чём-то тяжёлом.
  • Формулировка «инвалид» используется всё реже. За 20 лет, что я работаю в общественной организации, я увидела разные трансформации термина, обозначающего человека с инвалидностью. В начале двухтысячных в Петербурге была программа «Дети-инвалиды», и её название никого не смущало. Но с развитием общественной повестки активисты и благотворители поняли, что называть человека инвалидом в публичном поле оскорбительно. Так появилась замена «человек с ограниченными возможностями», и нам показалась, что эта формулировка куда мягче. Затем мы стали говорить «человек с ограниченными возможностями здоровья», ведь ограничены только эти возможности, а не вообще всё. Потом появилась мысль, что возможности здоровья так или иначе ограничены у всех: кто-то медленно бегает, кто-то невысоко прыгает, но акцент на это мы делаем только у конкретной группы людей. Поэтому сейчас часто встречается термин «человек с особыми потребностями», который обращает внимание не на ограничения, а на необходимость комфортных условий жизни для людей с разными особенностями здоровья. И «человек с инвалидностью», конечно, — это максимально нейтрально.
  • «Инвалид» может накладывать клеймо. Я знаю, что люди могут жить по-разному вне зависимости от физического состояния и наличия розовой справки. Мы много взаимодействуем с родителями детей с инвалидностью и видим, что те семьи, которые меньше думают об ограничениях, выпавших на их долю, живут более активной и полноценной жизнью, чем те, кто замыкаются на проблемах. Детям первых легче принять свои особенности. Они живут обычной жизнью: ходят в музеи и турпоходы, наслаждаются каждым моментом. От того, как мы будем говорить о проблеме, зависит, какое общественное мнение о ней сформируется. И зависит, будет ли конкретная семья жить счастливее или относиться к ситуации, в которой она оказалась, как к неразрешимой.

Художница, активистка, соосновательница движения «Женщины. Инвалидность. Феминизм»

  • Слово «инвалид» часто используется как оскорбление. Я нередко слышу, что инвалидами называют тех, кто не имеет инвалидности. Например, когда человек сделал работу плохо: «ну ты совсем инвалид!». Или когда кто-то устал, его сравнивают с инвалидом, хотя уже завтра этот человек будет бодрым и его состояние выправится. Чтобы избежать негативных оттенков значения, лучше использовать термин «человек с инвалидностью». Да, это длинно. Но ведь в обществе привыкли говорить, скажем, «человек в очках», а не «очкарик», можно приспособиться и здесь.
  • Значение слова не соответствует действительности. В словаре Ушакова инвалидом называют человека, утратившего трудоспособность. Но я полагаю, это не словарь 2021 года. Язык — пластичная структура, которая постоянно меняется. Сегодня мы не используем массу слов, которые говорили раньше, потому что каких-то вещей просто нет. Давно, например, вы слышали «пейджер»? Определение инвалида как человека, потерявшего трудоспособность, тоже устарело. Современные технологии помогают работать людям с самыми разными особенностями и ограничениями.
  • Даже если внутри сообщества человек может называть себя инвалидом, это не норма для людей извне. В определённом настроении я могу сказать про себя «инвалидка». Внутри компании активисток мы для краткости употребляем формулировку «человек с инвой». Но все случаи индивидуальны, и прежде чем обратиться к человеку, стоит спросить, как ему комфортнее. Когда неноситель опыта решает за того, кто столкнулся с инвалидностью, как его называть, выстраивается иерархия. У людей, которые имеют меньше привилегий, должно быть право идентифицировать себя так, как хочется. И те, у кого привилегий больше, должны принимать это. Только так возможно равенство.

Как тактичнее назвать инвалида

Идет себе человек старенький, ну помогите ему перейти через дорогу. Пусть даже если он в ответ бормочет нечто невнятное. Идет на костылях, допустим. Да не надо никак его называть. Просто как прохожий. Нормальный человек. И не надо к нему лезть с дурацкими вопросами и какими-то соболезнованиями.
По имени. Называйте его по имени.

Тактичнее некуда будет. Если же речь идёт именно о его состоянии здоровья при записи в конкретный официальный документ, к примеру, то «инвалид такой-то группы» звучит вполне себе официально и тактично. Я бы не обиделся, будь у меня группа по инвалидности.

Более того, мне бы было противно скорее оттого, что передо мною вьются, аки аспиды, лицемерно выбирая слова по-аккуратнее. Особенно это смешно выглядит в условиях практически полного отсутствия условий для инвалидов в России. Не, ребят, давайте вот без этих соплей и фальшивых политкорректных рефлексий.

Вся эта софистика про то, что «каждый в чём-то ограничен, а значит разницы нет» такой фальшью отдаёт противной. Разница есть. Более того, разница есть и между здоровыми людьми. Но это не является поводом к презрению, либо, наоборот, поводом к лицемерной политкоректной фальши. Давайте ещё негров в России афроамериканцами называть, я не знаю.

Ну а критерий кто больше приносит пользы обществу он вообще не корректен. Во-первых, утилитаризм ни в одной из стран не принят за основное этическое учение, а, во-вторых, просто чисто логически тот факт, что инвалид приносит пользы больше, чем не инвалид, первого не инвалидом не делает. Так что не нужно слов бояться. Дело не в них.

Та же фраза «получил инвалидность на войне» в рамках русского(да и не только русского) языка вообще можно считать комплиментом. А слово «инвалид» из этой фразы никуда не делось, заметьте.

Употребление политически корректной лексики в текстах, посвященных вопросу адаптации людей с инвалидностью

Тексты официально-делового стиля также не используют политически корректную лексику, так как тактичные аналоги намного длиннее нетактичных, они еще больше утяжеляют структуру предложений.

Но, возможно, в целях повышения статуса людей с ограниченными возможностями здоровья в обществе, можно было бы рассмотреть вопрос о введение корректных аналогов в юридическую и политическую сферу.

При переводе было использовано словарное соответствие, которое не является корректным. Некоторые общества людей с инвалидностью допускают использование этого термина в официальных документах, но все же рекомендуют избегать его и пользоваться более тактичным вариантом.

В данном случае некорректный вариант можно было заменить на «люди с ограниченными возможностями здоровья». [Культура общения с людьми с инвалидностью. Язык и этикет]

Всему свое имя

Впрочем, этикет общения с инвалидами одними терминами не ограничивается. Человек с ограниченными возможностями часто вызывает слишком пристальное внимание на улице. Многие россияне не стесняются смеяться, а наиболее сердобольные – вслух жалеть. И те, и другие в равной степени обижают большинство инвалидов.

«У нас в стране пока нет толерантности к чужой проблеме, и в этом-то беда, – рассказала «НИ» инвалид третьей группы Светлана Кесарева. – На меня, например, часто обращают внимание на улице. В общем-то, чужая помощь мне не нужна, и обидно, когда тебя воспринимают не как обычного человека. Хотя хуже всего сейчас приходится колясочникам.

В метро, мало того, что условий нет, так еще милиция останавливает, принимает их за попрошаек».
«Семинар – это одна из форм борьбы с дискриминацией инвалидов, – рассказал «НИ» г-н Шарыпов. – Мы стараемся утвердить такие формулировки, которые подчеркивали бы возможности людей.

Например, если сказать: «человек, прикованный к коляске», то акцент делается на том, что он не может двигаться. Другое дело – «человек, передвигающийся на коляске». В самой этой фразе чувствуется движение».

Обратите внимание =>  Добавка Пособия По Инвалидности В Казахстане

Нейроразнообразие в России

2) Эти фразы сами по себе абсурдные и несут скрытый негативный подтекст. Если ты человек с «ограниченными возможностями», то у других, «Нормальных» либо возможности неограниченны, и они, видно, являются сверхсуществами, тогда как ты — жалкий смертный.

Либо твое заявление об «ограниченных возможностях» значит, что ты просто обычный человек, как и все другие люди, и по сути бессмысленно.

Но о каком движении за права инвалидов можно говорить, если существование инвалидов умалчивается, люди не хотят признавать свою инвалидность и прячут ее за абстрактными фразами об «особых потребностях» и «ограниченных возможностях»? Человеку крайне сложно отстаивать свои права и бороться за принятие, если он сам себя не принимает такой, какой он есть. Если он отвергает часть того, кем он является.

На страницах проекта очень хочется обсудить ТЕРМИНОЛОГИЮ. Ну не нравится мне российское слово ИНВАЛИД. Мне ближе точки зрения, высказанные в тексте «Специального доклада Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации» и в интервью руководителя Центра активной реабилитации инвалидов-колясочников «Преодоление» .

Согласно определению Всемирной организации здравоохранения здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия человека — то есть определяется по сути мироощущением самого человека.— Помните что инвалидная коляска — неприкосновенное пространство человека.

Не облокачивайтесь на нее, не толкайте, не кладите на нее ноги без разрешения. Начать катить коляску без разрешения — то же самое, что схватить и понести человека без разрешения. — Всегда спрашивайте, нужна ли помощь, прежде чем оказать ее. Предлагайте помощь, если нужно открыть тяжелую дверь или пройти по ковру с длинным ворсом.

— Если ваше предложение о помощи принято, спросит что нужно делать, и четко следуйте инструкциям. — Если вам разрешили передвигать коляску, сначала катите ее медленно. Коляска быстро набирает скорость, и неожиданный толчок может привести к потере равновесия. — Всегда лично убеждайтесь в доступности мест, где запланированы мероприятия.

Заранее поинтересуйтесь, какие могут возникнуть проблемы или барьеры, и как их могут устранить. — Не надо хлопать человека, находящегося в инвалидной коляске, по спине или по плечу. — Если возможно расположитесь так, чтобы ваши лица были на одном уровне. Избегайте положения, при котором вашему собеседнику нужно запрокидывать голову.

— Если существует архитектурные барьеры, предупредите о них, чтобы человек заранее имел возможность принимать решения.

— Не думайте, что необходимость пользоваться инвалидной коляской — это трагедия. Это способ свободного передвижения.

Есть люди, пользующиеся инвалидной коляской, которые не утратили способности ходить и могут передвигаться с помощью костылей, трости, и т.п. коляски они используют для того, чтобы экономить силы и быстрее передвигаться.

Безграничные возможности» Дагестанский информационно-справочный портал

Мне стало неловко. Об инвалидах, для которых наземный переход, очевидно, удобнее, я и в самом деле как-то не подумала.

Между тем именно с думы о них и начинается на Альбионе практически любой проект, связанный с транспортом и градостроительством, сферой обслуживания и социальной помощью.

В Британии сегодня насчитывается примерно 10 миллионов инвалидов — это шестая часть населения страны. И именно им уделяется в этой стране первоочередное внимание и забота.

На Паралимпийских играх в Пекине команда Британии заняла второе место, выиграв 102 медали, из них 42 золотые. В 2005 году впервые в истории парусного спорта полностью парализованная женщина британка Хилари Листер пересекла Ла-Манш. Парусным шлюпом 33-летняя Хилари управляла с помощью электронной системы, которая реагирует на дыхание.

День юриста
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: